The Order 1886. Столпы Мироздания.

Свершилось. Нити заговора черной водой протекают через светлые коридоры Sony в узкие переулки Уайт-Чепела, а оттуда — напрямик в палаты Объединенной Индийской Компании; за кулисами невидимые глазу простого обывателя разнорабочие заколачивают все окна и дверные проёмы, а светские дамы упражняются во французском акценте в имени Лафайет. После первых десяти минут хронометража в полумраке зала стихают последние звуки шуршащих оберток и голосов. В уме всплывают нечеткие очертания слов: образцовость, выверенность, темп… Сэр Галахад воинственно направляет усы (о которых ниже) на председателя круглого стола, выражая неповиновение — тщетно. Слишком непреклонен авторитет, слишком далека сюжетная развязка, да и борода у того погуще будет… В глубине складских помещений раздаётся непонятный шум, орденоностные бороды разворачиваются на источник угрозы, а энергетическая пушка Теслы начинает мерно гудеть в руке. Из сумрака выплывают смутные очертания. Повстанец или зазевавшийся полисмен? Угроза или враг? Человек, в конце концов, или…
Ах ты ж черт, опять зазевался и забыл нажать кнопку!

Какой вид - до самого горизонта! Родной город может спать спокойно
Какой вид — до самого горизонта! Родной город может спать спокойно

ЗВУК, КАМЕРА, МОТОР.

Проблема у The Order 1886 ровно одна: решите для себя как вы будете к нему относиться — как к игре или как к фильму — и вторая неотделимая часть, будь то геймплей или повествование, повиснет мертворожденным грузом, портя все впечатление от половины первой — прекрасной. Юродивый бесшовно сидит сразу на двух стульях и честно глядит в глаза, явно не соглашаясь с термином «ублюдок» — со всех сторон хорош, как ни крутись. Да вот только массовое бессознательное по привычке знай делит все на черное и белое, наших и ваших, на хлеб, не побоюсь, и воду.

Критиковать The Order 1886 за каждую составляющую по отдельности очень легко, но в целом не имеет абсолютно никакого смысла, потому как это квинтэссенция, если хотите, всего того, к чему высокобюджетные игры ААА-класса стремились еще со времен разогнавшегося уже до 2-ой световой скорости в своем гробу от переворотов трупа дедушки Half Life. Монолитным тяжеловесным обелиском этот продукт возвышается над частоколом ему подобных, собирая у своего подножия в религиозном экстазе сгорбленные в спинах, зато с превосходной реакцией в конечностях, фигуры.

order 3
В викторианском Лондоне ни один гражданин из высшего сословия не выходил из своего особняка без этой диковинной штуки — громоздкий, зато степень защиты просто запредельная — ни одно чепеловское отребье во владения не проберется!

 

Да нет, не всё так плохо. The Order пытается быть всем сразу и всем же угодить, а такая прыть обречена на порицания. Тут есть затянутые сцены для людей с привычкой каждые 15 минут поковыряться в своем смартфоне, неторопливые блуждания по катакомбам подземки с грамотновыстроенным саспенсом для любителей пощекотать нерв, стелс для людей, стелс на дух не переносящих. Вялотекущий темп игры придется по духу людям, в игры вообще не играющим. Главные действующие лица (нет, не текстуры) порционально командируются в компаньоны (каждому отведено примерно по главе нарративного действия) и, помимо способности лезть под перекрестный огонь в перестрелках, обучены вяло крутить интригу априори читаемых сюжетных твистов. А еще ведь есть оборотни (всё время про них забываю, даром что 90 процентов врагов в игре — люди), тайные заговоры, абсолютно фантастические устройства, огромные цеппелины, формат letter box, Heavy Rain и Gears Of War, в конце концов! Что же все таки не так с самой игрой? Нет ответа.Зато есть глаза директоров-руководителей Ready At Dawn и Sony с ясночитаемым парированием: что не так с вами, люди?…

Романтичная натура сэра Галлахада всегда жила в его жестоком сердце..Вот и сейчас, в минуту затишья - хоть одним глазком глянуть на прекрасный закат - и бегом дальше по трупам. Или это восход?
Романтичная натура сэра Галахада всегда искала выход в его жестоком сердце… Вот и сейчас, в минуту затишья — хоть одним глазком глянуть на прекрасный закат — и бегом дальше, по трупам… Или это восход?

Катарсис наступает неизбежно, как новый день: получили по заслугам. The Oder не нуждается ни в чьем мнении, ему плевать на неприлично низкий рейтинг Metacritic, ему нет дела до острых шуточек на основе корреляции бород главгероев и сети барбершопов Chop-Chop. Джентельменское дело — учтиво пройти мимо, по возможности не вмешиваясь. Ну не будем же мы, будучи в добром здравии, критиковать позвоночное, некогда робко делающее первые неуклюжие шаги по суше после векового пребывания в толщах темных вод, а теперь гордо топча обетованную, рыком извещая окрестности о своем появлении? Это эволюция, Гриша.

ЛЮДИ-ПОЛИГОНЫ.

Обсуждать визуально-техническую часть The Order 1886 — это пляски с айфоном вокруг ритуального костра коренных племен групп сейшильских островов после двух порций алкогольной настойки из жира аллигатора. Просто ПОСМОТРИТЕ НА ЭТО. Светотени завезли с запасом и запустили в просторный вольер со свежим травяным покровом — хватит, чтобы из сумрака вышли все. Ощущение такое, будто приставочная индустрия терпеливо выжидала момент, мужественно стиснув зубы в ответ на люлюкание общественности и мемы про хозяйственное — а потом РРРАЗ — и сфонтанировала брызгами антиалайзинга на их же, прежде задорные молодые лица (кхм, простите). На этих улицах, что говорится, разве что не пахнет.

Нет, это не кадр из игры. Однако сама игра выглядит не хуже
Нет, это не кадр из игры. Однако сама игра выглядит не хуже

Впрочем, души все же нет и нарочито декоративная картинка во всем соответствует камерности бытия. Высокополигональные усы сэра Галахада плывут сквозь лондонскую дымку в правдоподобном месте от земной поверхности, а орденский камзол правдоподобно же трясется при режимных забегах. Сорвать с разгоряченного торса в порыве экзистенциональной эйфории рубашку, и, размахивая ею с криком «всех люблю на свете я», броситься галопом по викторианским высокотдетализированным улицам всё же не дадут тут и там аккуратно сложенные доски, наглухо заваренные ворота и заколоченные двери. Такое поведение здесь расценивается как крайняя форма невежества, хамства и дури. Тут действуют правила музея уровня Galleria Degli Uffizi, а потому извольте ходить строго по экскурсионному маршруту.

Видите вдали вон то здание Гроссмейстерского Аббатства, выплывающее из лондонского утреннего смога? Фасад этого здания в течение двух лет вырисовывали наши лучшие мастера. А отделку этой станции метрополитена мы заказывали у знаменитого модного дома в Италии, обратите внимание на тусклый блеск красного дерева… Ну посмотрели и дальше, не сбиваясь в кучу и держа ровный темп — и руки прочь от музейных экспонатов! А то выключим вам бег. Да, и оружие сдайте. Весь необходимый реквизит будет выдаваться в залах реставрации строго в определенное время. И далее в таком духе.

Что это там вдалеке? Уж не лекан ли?
Что это там вдалеке? Уж не лекан ли?

Это игра создана художниками-снобистами для эстетствующей интеллигенции. Арт- мастерские Bungie тонут в акриловой краске, изрыгая предсмертные проклятия в адрес Ready At Dawn. А поскольку в покои галереи иногда просачивается Уайт-Чепеловская челядь с бутылкой пива в немытых руках, вдоль экспонатов расставлены невидимые стены, а на особо буйных мы накидываем мягкие ремешки. И в связи с этим к The Orden 1886 только одно серьезное замечание — непонятно почему, но в комплекте с игрой не идут белые накрахмаленные перчатки. Маркетинговое упущение?

ПРАВДА.

The Order 1886 искусно скрывает безыдейность за сверкающей маской дизайн-документации. На моей памяти это единственный шутер с количеством мизансцен, троекратно превышающим ганплей. Некоторые главы проходятся и вовсе без вмешательства игрока, а в те моменты, когда игра вдруг вспоминает, что по ту сторону экрана сидит скучающий игрок, ей нечего особо предложить. Рудиментами отвалились кооператив, мультиплеер, уровни сложности, collectables. Знаменитые полукровки — козырь маркетингового отдела Sony, появляются три раза за игру. Лондон атмосферен и красив, но бесконечно далек, как фото из энциклопедии. Впрочем, вопросы погружения — это уже совсем из метафизики и мы, ограниченные строгими рамками театрального произведения, их трогать не станем. Ведь все мы знаем ради чего мы в 21 веке ходим в кино?order 6