Kung-Fury. Дэвид Хассельхофф и все-все-все.

Создатели второсортных боевиков 80-х годов прошлого века вряд ли когда то серьёзно задумывались над тем, какой объемный пласт поводов для цитирования они готовят для будущих поколений. Еще менее вероятно то, что они могли предположить появление Kickstarter. Но если для одних кинопародия — способ открыто выразить свое лицемерие, то для других (и в основном) — это способ проявить уважение.

Дань уважения в современном медийном пространстве выражается в маниакальном внимании к деталям, и в Kung-Fury с этим полный порядок. Есть две основные причины отторжения данного шедевра треш-субкультуры — это а) непринятие на клеточном уровне эстетизма поп-культуры 80-х и б) непонимание чувства юмора. И если со вторым у Kung-Fury не всё так гладко, как хотелось бы, то уровень одержимости создателей первым пунктом впечатляет.

К слову об аутентичности - наглядная иллюстрация для обложки методички по грамотному product-placement
К слову об аутентичности — наглядная иллюстрация для обложки методички по грамотному product-placement

Герой дня — Дэвид Сандберг и его Лазерные Единороги, шведский режиссер, автор проекта, исполнитель главной роли, автор сценария, неисправимый гик (ранимый ребенок в душе?). Заявленная сумма в 200 тысяч долларов была собрана посредством Kickstarter довольно быстро, что подвигло Сандберга поднять планку до 1 миллиона, дабы выпустить полноценный полуторачасовой хронометраж, но заявленные деньги собраны не были, остановившись на отметке 630 тысяч и фильм остался получасовым.

Как бы то ни было, именно получасовые рамки задают ровный темп концентрированного безумия, будь фильм длиннее — пришлось бы вставлять необходимые минуты адеквата, без которых картину ждал гарантированный слив. Интернет-издания про кино называют Kung Fury для удобства комедийным боевиком, но это, конечно, нечто большее. Kung Fury — образец выдержанного треша, снятый по законам поп-индустрии. За каждым бессмысленным трюком — тяжелая каскадерская работа, за небрежностью съемки — часы программирования. Это не пародия на время, но фарсовое переосмысление культуры развлечений того времени, и лапидарность Сандберга достойна восхищения.

Человек-оркестр в своем офисе на фоне зеленого ковра (слева)
Человек-оркестр (слева) и никому неизвестный парень в своем офисе на фоне зеленого ковра.

Kung Fury педалирует гик-подход. Здесь есть отсылки абсолютно на все ключевые достижения 80-х — от Power Glove до иконичного «I work alone» (особенно порадовала сцена диалога бортового компьютера Hoff 9000 с главным героем — это уже даже не восьмидесятые, а привет от Кубрика из солнечных шестидесятых). Времени на сюжет просто нет — это сборная солянка фантазий рядового западного синефила, отчего Безумный Макс нервно курит в сторонке. Kung Fury — редкий случай, когда пародия на плохое кино, сама таким не является.
Единственный фактор, в котором творение шведского гика заметно проседает — это юмор. Вообще любое отклонение в сторону от визуализаторской части для Kung Fury критично — тут и там начинают вылазить заезженные штампы, что само по себе очень интересно — ведь если в случае гипертрофиронного портрета того времени такой подход работает, то шутки за последние 30 лет вряд ли сильно поменялись.  Но и в этом случае все не так плохо, потому как на каждую пару не смешных шуток находится одна смешная.

Если Вам сейчас от 20 до 30 лет, Вы будете приятно удивлены. Как насчет остальных? Вы что, не слышали? Фильм идет всего полчаса. Посмотреть однозначно стоит. Там тираннозавр дерется с гигантским механизированным германским орлом в конце.