Ходячие Адвенчуры

Каждые n-количество лет мы натыкаемся на неизбежное переосмысление ценностей. Как грибы после дождя образуются ряд новых увлекательных догм. Цифровой работник лучше, чем офисный. Летсплейщики и стримеры — значимая социальная единица общества. Игры, в которых от игрока не требуется ничего, кроме перемещения в 3D-пространстве — проекты ААА-класса.

ТЕОРИЯ

Начнем с того, что я, в принципе, не против смешения жанров. За катастрофическим дефицитом идей, рождение нового из витиеватого симбиоза, мутуализма или откровенного паразитизма старого — это основной источник жанрообразования сегодня. На помощь, опять же, приходит технология — теперь не только говорящий сам с собой человек не считается одержим демонами, но и активно жестикулирующий перед экраном своего телевизора гражданин или скрючившийся в неестественных позах, коими в средние века предавали грешников в целях профилактических пыток, со светящимся экраном в руке молодой человек — это норма. С развитием технологий, казавшиеся когда-то такими разными формы развлечения смешиваются теперь в одно огромное медиапространство с многообразием options — и система эта носит исключительно закрытый характер — вы либо полностью в ней, либо очень далеко вне. Вот игры — всегда хотели быть похожими на кино, и теперь, давно догнав и обогнав его в плане внимания и интереса со стороны зрителя, закономерно потеряли основной вектор развития и распались на множественные составные. Сегодня игры обладают наиболее сильным влиянием на вовлечение в искусственную медиа-среду человека и, потратив многие годы на растворение его в себе без остатка, не знают что с ним там делать. Вы по-прежнему наблюдаете какие-то события и проживаете чужие жизни, но чтобы находится ТАМ, уже не нужно ни с чем взаимодействовать, напротив — порой для того, чтобы совершить удачный  исход для игры, то есть «выиграть» её, нужно ничего не делать — и это гениально. Что всё это значит? Их называют «интерактивными», но они теряют самое главное. Игры теряют свою интерактивность.

Уильям Меллор (William Mellor)

Не так давно одну известную игровую приставку производства Sony, осветил лучами эксклюзивности проект под названием Everybody’s Gone To The Rapture, что на русский язык можно вольным литературным переводом окрестить как «И Все Восхитились»(в русской локализации — Хроники Последних Дней). Игра позиционируется (или по крайней мере располагает относиться к себе так) как необычный штучный высокобюджетный арт-хаус с определенной долей внежанровости и новаторства — не смотря на то, что ничего «новаторского» в ней нет и в помине — потому что до неё был The Vanishing Of Ethan Carter, а еще раньше — The Old City: Leviathan, а еще раньше всё остальное.  Что объединяет все эти игры? Чтобы их «выиграть», не нужно практически ничего делать.

ПРАКТИКА

Для сначала определимся с самим термином «игра». Компьютерная ли, настольная или карточная — в грубом упрощении любое изобретение, категоризирующееся в данную группу, должно обладать отличительной особенностью — наличием некоего процесса, вовлекающего играющую сторону (игрока) и принуждающего того к действиям в рамках определенных правил, установленных в игре — назовем его «игровой процесс». Наличие игрового процесса — неотъемлемая и самая важная часть игры, без него и без выполнения подразумевающих действий со стороны игрока, никакой игры не будет — точнее это будет что угодно, но не игра. Остальное добавьте по вкусу: игровая платформа, жанр, особенности, ибо в конечном счете это значения не играет.

cole_pastoral
Томас Коул (Thomas Cole)

Закончим с 1 четвертью 5-го класса и перешагнем сразу в выпускной. Технически, EGTTR и вышеупомянутые игры (и многие другие) сложно назвать игрой — то минимальное вовлечение игрока в свой процесс функционально можно интерпретировать как наблюдение, а сами игры скорее можно охарактеризовать как «виртуальный тур» или «сценарное полу-интерактивное путешествие». Забавен тот факт, что большинство игр данной категории активно эксплуатируют в рекламе именно свою интерактивность, при том что как раз той, интерактивности в классическом её понимании, в них очень мало. Не являются эти произведения играми и в традиционном old-fag понимании. Несмотря на довольно аккуратную и безболезненную экспансию жанра в стойло ААА проектов, для игроков, чье погружение в интерактивные видео-развлечения произошло более десятка лет назад, такой вид продукции может вызвать не дюжую долю разочарования. Копнув глубже и вникнув в процесс, это чувство у любого нормального человека только усугубится: нет монстров. Нет вообще никаких врагов. Нет в принципе никаких предпосылок, которые могли бы спровоцировать game over на экране. Нет уровней, нет очков, нет NPC и AI, нет уровней сложностей и боссов, промежуточных сцен и систем прокачки. Что же тогда есть? Есть конечная цель. И, да, интерактивность.

Говоря сухим информационным языком, все эти игры относятся к жанру adventures с видом от первого лица, но всё же трудно назвать их adventures, опять же, в классической трактологии — поскольку вышеупомянутое клеймо в графе жанра предполагает наличие набора разного рода загадок — логических, на внимательность, на память и тд, — а не только общего духа таинственности и недосказанности. Всю TVOEC можно пройти, опустив львиную долю разбросанных по игровому миру паззлов, в TOCL, чтобы пройти игру, её нужно просто «пройти» — в буквальном смысле. Квинтесенцией всего является Dizzlepath — симулятор ходьбы, игра вообще без начала и конца. Мы же, для удобства терминологии будем называть их просто — walking adventures.

Эдмунд Морисон Уимперис
Эдмунд Морисон Уимперис (Edmund Morison Wimperis)

BUT HEY!

И с этого самого места история принимает кардинальный разворот, потому что сравнивать walking adventures с традиционными играми — занятие на самом деле глупое, бесполезное и неблагодарное. Поэтому реверс! Расценивать такого рода произведения по законам кинематографа на проверку оказывается более выгодно — тут и целостное, ни на что не отвлекающееся повествование, и драматургия, и характерные персонажи и даже хронометраж — в среднем на игру уходит порядка 4-7 часов, что вполне сойдет за мини сериал (или режиссерскую версию «Апокалипсиса Сегодня»).

Кому то может показаться, что я негативно справляюсь об этих играх, но возьмем за основу вышеизложенный подход — и все сильно поменяется. Там, где для игры шаг назад — для игроиндустрии — шаг вперед, а для кинематографа так вообще огромный скачок в гиперпространство. Как такое возможно? Все вышеизложенное единое медиапространство. В конце концов, как расценивать Everybody’s Gone To The Rapture нет никакого значения, главное что в ней находите для себя именно вы. Игра — в меньшей степени интерактивный квест, в большей — телевизионная драма от первого лица с элементами видеоигры. Приемами пассивного вовлечения игрока пользуются очень многие игры — в Betrayer основу геймплея составляют исследование и собирательство, в Kholat чтобы «выиграть», нужно пройти все точки на карте и «обойти» призрака. Да что говорить, в (любом) Bioshock и Half-Life количество «пеших» моментов многократно превышают gunplay. EGTTR берет другими методами — взяв за основу пассивный геймплей, погружает игрока в свой мир нарративом и чистотой картинки — а это самая настоящая механика. А еще эти игры объединяет то, что они по настоящему, натуралистично красивы. Когда игроку не на что отвлекаться — ему надо на что-то смотреть. Пастораль! Мы с вами живем в удивительную эпоху технологических прорыров в игропроизводстве и стирании жанровых границ и подключенное силовыми кабелями к облачным суперкомпьютерам будущее с ежемесячной подпиской симуляции жизни зажиточного мещанина уже гораздо ближе, чем может показаться.

P.S. Апогеем, в какой-то степени вообще всего, является недавняя Until Dawn, в которой наконец-то нашлось гениальное применение акселлерометру dualshock — нужно положить его на стол, дабы тот не шелохнулся. Если бы мне 5 лет назад сказали, что для того, чтобы не проиграть в игру, нужно ничего не делать, я бы сильно рассмеялся тому в лицо истерическим хохотом.

Vanishing Of Ethan Carter
Vanishing Of Ethan Carter
The Old City: Leviathan
The Old City: Leviathan
Everybody's Gone To Rapture
Everybody’s Gone To The Rapture
Dizzlepath
Dizzlepath