Blues And Bullets Episode 1. Копы и пудинги

Размеренное нагнетание напряжения. Искаженные ракурсы. Отсутствие четко выраженных нравственных посылов. Ночные мотивы: дождь, бар, улица. Кофе. Виски. Сигареты. Это называется «нуар». А акцентированный контрастирующий красный на фоне всего остального черно-белого мира — это не нуар.

КРАСНОЕ НА ЧЕРНОМ

В Сант-Эсперанзе канун Рождества. Шатаемый изрядным количеством виски, Элиот Несс идет по улице. Пепельно-серый мокрый снег укрывает грязные улицы… «Я люблю дождь… Он как будто смывает всю грязь этого города, понимаете?» — сказал однажды герой Роберта Де Ниро в «Таксисте»  Мартина Скорцезе. «Черно-белое кино обладает неуловимой магией — когда вам не нужно отвлекаться на цвета, вы больше сосредоточены на самом повествовании» — это уже Джармуш. Или вот: American diner — food you dine for! — гласит рекламная вывеска, обыгрывая известный афоризм. Внутри сухо, уютно и есть музыкальный автомат. Магия американских закусочных — тех самых, в которых как будто замерло время. Воздух пропитан кофе и черничной выпечкой, длинные кожаные сидения — неудобные, но прекрасные…

Но чу! Неуловимым движением, загадочный закадровый постановщик выключает весь цвет, кроме красного. В лицо ярким красным светит светофор, красные рождественские украшения в виде бантов гроздьями висят на фонарных столбах… Ярко-красные ковры сложными узорами извиваются в холле задавленного пост-модерном отеля «Hinderburg», красным выделена типографика в видениях главного героя, красным почему-то выкрашена листва и совсем по неизвестной причине акцентировано пламя. Визуализация Blues and Bullets — образчик вопиющего безвкусия и творческой импотенции, с первых кадров пробуждает настороженность ко всему произведению, всякая магия испаряется, а в глаза лезет назойливый комиксовый глянец — вот тебе, эстетствующий синефил!

Некоторые локации выглядят действительно впечатляюще. Но вот этот красный... Фрэнк Миллер, лучше позвони юристу!
Некоторые локации выглядят действительно впечатляюще. Но вот этот красный… Фрэнк Миллер, лучше позвони юристу!

Читать дальше проBlues And Bullets Episode 1. Копы и пудинги

Kung-Fury. Дэвид Хассельхофф и все-все-все.

Создатели второсортных боевиков 80-х годов прошлого века вряд ли когда то серьёзно задумывались над тем, какой объемный пласт поводов для цитирования они готовят для будущих поколений. Еще менее вероятно то, что они могли предположить появление Kickstarter. Но если для одних кинопародия — способ открыто выразить свое лицемерие, то для других (и в основном) — это способ проявить уважение.

Дань уважения в современном медийном пространстве выражается в маниакальном внимании к деталям, и в Kung-Fury с этим полный порядок. Есть две основные причины отторжения данного шедевра треш-субкультуры — это а) непринятие на клеточном уровне эстетизма поп-культуры 80-х и б) непонимание чувства юмора. И если со вторым у Kung-Fury не всё так гладко, как хотелось бы, то уровень одержимости создателей первым пунктом впечатляет.

К слову об аутентичности - наглядная иллюстрация для обложки методички по грамотному product-placement
К слову об аутентичности — наглядная иллюстрация для обложки методички по грамотному product-placement

Герой дня — Дэвид Сандберг и его Лазерные Единороги, шведский режиссер, автор проекта, исполнитель главной роли, автор сценария, неисправимый гик (ранимый ребенок в душе?). Заявленная сумма в 200 тысяч долларов была собрана посредством Kickstarter довольно быстро, что подвигло Сандберга поднять планку до 1 миллиона, дабы выпустить полноценный полуторачасовой хронометраж, но заявленные деньги собраны не были, остановившись на отметке 630 тысяч и фильм остался получасовым.

Читать дальше проKung-Fury. Дэвид Хассельхофф и все-все-все.